Smaller Default Larger

Социум

45 минут до войны

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

жорникBOL 4289Никем не объявленная, героическая и трагическая Афганская война  оказалась в два раза длиннее Великой Отечественной. Официальная цифра потерь - 15 тысяч советских солдат, около 50 тысяч раненых, 330 тысяч пленных и пропавших без вести… Не все слезы по ним еще выплаканы, не все горе вылито. Еще ждут повзрослевшие дети невернувшихся отцов, еще помнят матери, сестры, жены, как встречали похоронный груз-200.

- Какой мальчишка не мечтает о войне! – поется в известной песне. И ведь правда, в юности кажется и горе по плечу, и море по колено. Наверное, поэтому, когда у них, 18-летних, призванных на срочную службу, была возможность отказаться от войны, сделали это единицы.  Но теперь, по прошествии лет…
  - Если бы все вернуть, вы бы выбрали мирную службу? - спрашиваю я Алексея Жорника, воина-интернационалиста, что два года под грозным небом Афганской войны нес срочную службу.  
  - Нет, - ответ без раздумий.
  Почему - понимаю сама: долг. Перед памятью тех, кто был до тебя, перед матерью и отцом, одноклассницей  Натальей, с которой вместе уже 30 лет,  Неверовкой - малой родиной, где родился и вырос, перед будущим своих сыновей, которые родились многим позже, но и они знают – отец не струсил, не спрятался за спины других.
    Три месяца в учебке Усть-Каменогорска, где еще до приказа понял: учиться надо всему,  что дают – знания могут спасти жизнь, уберечь от увечий, научить воевать. Третий этаж учебного центра, где и располагался их артполк, встречал всех вошедших плакатом «Привет воинам-интернационалистам!».
    270 человек из Узбекистана, Казахстана, Омска 8 февраля 1986 года пересекли границу – стали заменой тем, кто свой долг отдал. Мирная страна с голубым небом, морозцем от -30 за 45 минут сменилась  палящим жарой  Кундузом, с горящим заревом войны. Уезды, кишлаки, города сменяли друг друга: Ханабад, Алибад, Файзабад, Пули-Хумри, Ташкурган, Мазари-Шариф… практически всю северо-восточную часть Афганистана прошел наш Алеша. Вместе с товарищами гнали они бандитов, освобождали мирных жителей, восстанавливали порядок. Вооруженные засады и огневые налеты, минирование дорог, трасс и даже населенных пунктов, удары артиллерии и авиации стали привычным делом на той войне. Потому шофер КамАЗа Алексей Жорник, перевозивший снаряды до 8 тонн за раз, теперь уже на войне освоил гранатомет, пулемет, тонкости маскировки, атаки и прочее...
  - Вы же шофер? - спрашиваю я. - Разве ваше дело - уничтожать противника?  
   Алексей Алексеевич отвечает скупо:
  - Я солдат. А если обстрел, кто же спрашивает, какая у тебя должность.  
   Жили в землянках, не думая и не рассуждая, за кого воюют, даже когда провожали своих домой тем самым траурным  грузом.
  Письма писал. Бодрые и веселые: жив, здоров, служу.
   О том, что его война закончилась, узнал перед отбоем. Спать не мог. Все ждал приказа «тревога» и тогда опять в горы на сутки, двое, может быть, месяц.
   Повезло. Летели без опознавательных знаков почти вертикально на высоте 6 тысяч метров. Страшно даже бывалым, даже тем, кто с войны. Но домой. В мир. Впрочем, война снится. И сейчас.
   Алексей Алексеевич сегодня заместитель директора ООО «Газетный двор», отец двоих сыновей, один из которых Станислав проходит срочную службу  на границе с Норвегией в танковой бригаде. Есть мысли остаться по контракту, отец не отговаривает, лишь иногда вздыхает.
  - Ждать сложнее, чем служить самому, даже на войне, - говорит он.

Юлия ЛЕЩИНСКАЯ.
Фото Олега БАБИЕНКО.


Для того чтобы добавить свой комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться на сайте.

 

для детей старше 16 лет